?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

как аукается....

полтора года назад я написала этот пост... http://vet-mama.livejournal.com/44660.html
сейчас у ребенка подруги ситуация все хуже. в присутствии мамы рев, истерики и агрессияю врачи разводят руками, сон через одно место
  нашла ейПро истерики и отвержение мамы

Мой Юрка — самый большой мой учитель в этой теме. У него умер папа в полтора года, а уже в два я стала оставлять его регулярно с дедушкой-бабушкой, потому что мне нужно было продолжать учиться. Тогда я видела в высшем образовании хоть какой-то оплот своей будущей финансовой стабильности.Но Юра совсем не готов был к этому, я уходила через жуткие слезы, отдирая его от своих ног, и сама еще плакала у подъезда, прежде чем ехать в универ. Спустя год я оставила его там же на неделю с ночевками, и поскольку живу я в двух часах езду оттуда, а находиться мне там нельзя, а уж тем более с ночевкой, мы тогда не виделись. И тогда завершилось грудное вскармливание. Плюс негласное или даже гласное — я не знаю — крайне негативное отношение ко мне там, явно раздраконило маленького человека, ищущего опору в всемогущем, идеальном Родителе.

И вот тогда (раньше тоже, но после — особенно) начались у Юры истерики. По часу. По полтора. Днем и ночью. С валяниями на асфальте. На полу в метро, в луже. Барахтая ногами. Визжа. Раздеваясь. Кусаясь. Отталкивая меня и крича: «Уходи, плохая мама! Ты мне не нужна! Ты меня не любишь!». И при этом я стопроцентно, просто нутром знала, насколько именно я ему необходима. Насколько он мечтает именно от меня ощутить свою нужность и любимость. Но любая попытка обнять его, приголубить — воспринималась им как ожог. Ему больше небезопасно, слишком больно было открываться моей ласке, потому что вдруг я снова брошу его, и его мир вновь разрушится? Безопаснее — ненавидеть и отвергать, не пускать в свою душу.

Я прошла просто огромный путь в направлении восстановления его доверия ко мне. До сих пор еще у нас случаются рецидивы. До сих пор еще я иногда срываюсь. Но тем не менее, мы движемся в сторону сближения, и сейчас у нас период — «хорошо», и мне хочется закрепить, поделиться тем опытом, который я приобрела. Тем более, что работает он, применим к любым отношениям, не только в паре ребенок-родитель, но и в паре взрослый-взрослый, где каждый из нас порой ощущает себя ребенком по отношению к другому, такому большому и значимому для нас.

Опора: кредит доверия

Во-первых, мне хочется поддержать. Найти точку опоры и надежды. Тот факт, что ребенок реагирует на родителя так агрессивно, так ярко, тот факт, что он так громко — в прямом смысле слова сообщает нам о своей боли — говорит на самом деле не только о его закрытости от нас, но и о его болезненной, но невероятно сильной готовности вновь открыться. Всей болью своей он просит, он молит убедить его в том, что он может нам доверять. И тот факт, что он позволяет себе отвергать нас, как раз свидетельствует о его доверии нам. Последнем доверии. Этакий — кредит доверия. «Я отвергаю — и доверяю — что ты все равно останешься рядом, хоть я и ненавижу тебя — а значит, ты меня на самом деле любишь, хоть и такого плохого». Все вот эти мерзкие проявления — когда назло описается, рассыпет, разольет, разорвет, разломает. Когда сделает гадость по самому больному — выльет что-нибудь на клавиатуру, бросит ноут на пол, ударит младшего брата — в общем, пройдется по запретному. Это все — как раз признаки его доверия нам. В том, что он будет принят. Это возможность дать ему почувствовать, что его ВСЕ РАВНО любят.

Степень этой агрессии и отвержения — это степень желания быть любимым. Его страдание по близости, по тем доверительным отношениям что были.

Поэтому не нужно отчаиваться и расстраиваться, когда малыш говорит такие жуткие слова. Вот, вспомнила еще вариацию: «Лучше бы я родился у другой мамы! Я уйду из твоей семьи!» И куча еще подобных провоцирующих нас на наши собственные низы фраз.

Отогревать между, работать на опережение.

Во-вторых, нужно работать на опережение. Не пытаться что-то исправить в самой ситуации, когда уже истерика, уже сопротивление, уже агрессия. А выкладываться, выстраивать любовь — МЕЖДУ ситуациями, до. Гладить, целовать, бурбузякаться на кровати, носить на руках — уходить в некоторый даже регресс — покачать, побаюкать, искупать. Между. Напитывать теплом по самую макушку. Дарить много своего времени и внимания. Реагировать на любое «вя», как в младенчестве. Говорить слова любви.

Еще есть практика — «терапия любовью». Когда ребенок уснул, вот эти его первые пятнадцать минут, то ты его можешь гладить, целовать и, главное, приговаривать в утвердительной форме все то, к чему вы с ним сейчас стремитесь: «Ты любимый мой. Ты мой добрый, хороший. Ты мой спокойный, уверенный. Ты знаешь, мама есть у тебя. Мама всегда рядом. Я никуда не уйду. Я люблю тебя». Или — в зависимости от проблематики — «Ты здоровый. Ножки у тебя крепкие, головка твоя умная, сердечко твое сильное и т.д.». Вы знаете, я фыркала сначала, думала, что за гипноз такой, но это работает! Настолько, что Юрок не писается в те ночи, когда я ему это приговариваю, и льнет ко мне весь следующий день, если его кто обидел, а не бежит от меня.

А главное, что это ведь еще и терапия для мамы. Представляете, как осознанно мы созерцаем свое спящее дитя? Как любуемся им, как проникаемся в ощущении любви к нему? Это действительно еще и терапия нашей любви — к ребенку. Потому что за всеми этими трудностями и другими, днем, когда эго в нас так много, так много просто-человеческого, не божественно-родительского, нам так сложно самим принимать и отдавать. Особенно, если самим мечтается быть принятыми и любимыми...

Реагировать на чувство.

Третье. Непосредственно в истерике. Не реагировать на эти жуткие их слова. Не реагировать на них, не воспринимать их как послание от взрослого к взрослому. Смотреть сквозь них, усматривать в этом, за ними, через них — чувство. Чувство, что стоит за словами, послание, ожидание, что стоит за ними. И реагировать на чувство. Есть детки, которым отлично помогает если мама произнесет это чувство за них, выпустит его на свободу — назвав наконец, обидой. Или разочарованием, или страхом потери, или гневом. Это детки, которым близка логика, структурно мыслящие. Но есть дети, которым больно и уязвимо даже оттого, что мама произнесла это вслух, называние чувств еще больше их травмирует, потому что мама будто тиран — все о них знает, будто ультразвук. И не укрыться. Дети часто закрывают руками лицо в такие моменты. Поэтому тут активное слушание может как помочь, и продвинуть процесс переживания и выстраивания контакта, так и, наоборот, отодвинуть все назад, сделать хуже. Смотрите по ситуации, каждый раз. И просто по своему ребенку.

Но то, что работает независимо оттого, произнесли мы чувство или нет, это наша реакция на чувство — услышанное сквозь отвергающие слова. Если это обида — попросить прощения. Если гнев — помочь выпустить, обнять. Если мольба — усмирить, задать рамки, взять на руки. Быть любимым вопреки, проверка — говорить о любви. Как часто, крича «уйди!» дети просят душой:«не уходи»… Быть рядом. Реагировать на чувство. А если не уверена, как именно реагировать, то просто реагировать. Можно невпопад, главное — с добром. Это важнее — абы как, чем абсолютное безразличие и молчание. Хотя молчание тоже бывает целебным. Просто через всю эту крикливость продраться тем, что берешь на руки, молча, и гладишь, пока он гневается и выкрикивается.

Отдать этому время

Четвертое. Для меня — это важный пункт. Готовность посвящать этому время. Когда ребенок кричит — это очень неудобно. Всегда некстати. Часто — стыдно, особенно если это гости или общественный транспорт, очередь, магазин. Комментарии прохожих особенно «поддерживают» нас в желании любой ценой просто заткнуть эту ситуацию. Угрозой, шантажом, сладостью, отвлечением. Или у нас в принципе есть внутреннее почему-то решение о том, сколько это «должно продолжаться». И если ребенок не укладывается в эти наши неизвестно откуда взявшиеся временные рамки, мы выходим из себя, злимся, считаем провальным нашу операцию по спасению НАС.

Так вот нужно отбросить рамки. Как в родах. Не смотреть на «часы», на принято-непринято. Вопрос приоритетов. Есть временное неудобство и социальный стыд, есть какие-то бытовые нюансы, а есть любовь и счастье конкретно этого человека — твоего ребенка. Потому что именно от чувства любимости человека родителем зависит его возможность чувствовать себя счастливым, правда. Родитель — это прототип Бога, мира для человека. То, как он к нам относится — это наше правило, наша норма о том, как нам относиться к самим себя, как мир к нам относится. Это важно — важнее всего на свете, умения читать и считать, ходить на горшок уже наконец в три года, не ковырять в носу в автобусе, не бить Васю в песочнице… Это важнее всего на свете — любовь между матерью и ребенком. Доверие.

За нее стоит бороться. Стоит учиться. Ради нее стоит взрослеть своей душой. Трудиться. Плакать. И снова учиться — любить — Другого.

Автор: Марьяна Олейник

О ВОЛШЕБНОЙ СИЛЕ МАМИНЫХ СЛОВ

Когда мы только начинали борьбу за нашего старшего сына, нам один психиатр – кроме всего очень странного и не полезного – сделал огромный подарок. Он рассказал об одном эксперименте, который провели где-то в Англии (могу ошибаться, так как всё с его слов).

Мамы болеющих ребятишек каждую ночь проводили простой ритуал. После того, как ребенок уснул, они дожидались активной фазы сна – это где-то минут через пятнадцать. А потом говорили ребенку простые слова:
«Я люблю тебя. Я горжусь тобой. Я очень рада, что ты мой сын. Ты самый лучший сын для меня».

Текст примерно такой – для всех одинаковый.

И сравнивали этих ребятишек с другими – с аналогичными диагнозами, но мамы которых ничего им не нашептывали в ночи. Малыши, получающие мамины ночные признания в любви, выздоравливали гораздо быстрее. Вот такая материнская магия.

Мы практически сразу начали это внедрять. Куда проще — в отличие от большинства терапий, это бесплатно, всегда под рукой. Сперва я говорила то, что было положено по сценарию. Потом начала проявлять импровизации. Прошло уже пять лет, а я до сих пор нашептываю разные слова своим мальчишкам. Каждому из них и почти каждую ночь.

Мне сложно говорить о конкретных результатах, но аутизма у Дани уже нет. И я уверена, что мои нашептывания сыграли свою роль. Но все-таки есть нечто, что это дает мне и детям. Это важно понимать – магия работает в обе стороны! Получают очень важное нечто и мама, и ребенок. У каждого это «Нечто важно» свое

Что это даёт?

— Ощущение близости с каждым из детей. Это ни с чем не сравнимое ощущение. Сколько бы им ни было лет, в момент сна они похожи на маленьких ангелов. Днём их бывает не так просто обнять или подержать на руках — у них уже столько дел! А ночью я обнимаю каждого из них, говорю о том, что важно для нас обоих. И я ощущаю, как растёт и крепнет наша близость.


— Индивидуальное время для каждого. В потоке дней я не всегда могу уделить каждому персональное время. Чаще всего мы все вместе, одной командой. Играем, общаемся, едим – все вместе. Но в этот момент каждый из них – особенный. Потому что каждому я говорю разные слова. Исходя из того, что сейчас хочется и нужно сказать именно этому малышу. Я могу сказать нечто важное, что днём может быть не услышано. Дни бывают разные. Иногда от обилия информации или сладостей малыши могут вести себя не очень хорошо, и это усложняет наше общение. Но когда я ночью шепчу им на ушко о том, как я их люблю, всё это остается в прошлом. Ссоры, непонимания, обиды. Ребенок чувствует любовь.

Как-то я прочитала о том, что ребенку стоит почаще говорить фразу такого рода: «А ты знаешь, что если бы могли выбрать, то из всех детей мира мы бы выбрали тебя». Когда я впервые сказала это Матвею, он был в восторге и удивлении одновременно. Он ходил и повторял: «Что, правда меня???». Так я поняла, что детям очень важно чувствовать, что они особенные, что они важны и нужны, именно такие, какие они есть. Теперь эта фраза наряду с «А я тебе сегодня говорила, что я тебя люблю?» прочно обосновалась в нашей жизни. Более того, Матвей – так как пока он самый разговорчивый – в ответ всегда говорит о том, что он бы выбрал нас как родителей и обязательно выбрал бы своих братиков.

Я постоянно говорю важные фразы. В расстановочной терапии есть такое понятие как «разрешающие фразы» — фразы, которые мы говорим во время расстановки, и они меняют мироощущение людей, лечат их души. Слова обычно простые – о любви, принятии, сожалении. Так вот я обнаружила, что если важные фразы говорить своим детям ночью, то многие проблемы решаются сами. Например, с иерархией в семье. Какие фразы бывают и какие говорю обычно я:

«Я твоя мама, а ты мой сын» — эта фраза помогает, если вы не

чувствуете связи с ребенком, именно душевной связи. А так же если у вас нарушена иерархия – и непонятно, кто чья мама.

«Я большая, а ты маленький» — эта фраза опять же об иерархии. А кроме того она помогает повзрослеть в отношениях с детьми. Дети очень сильно расслабляются, когда мама становится взрослой, наконец.

«Я даю, а ты бери» — это снова об иерархии, о течении энергии. Помогает, если мама пытается из детей энергию «выкачивать».

«Ты самый лучший сын для меня». Здесь можно добавить еще очередность ребенка. Ведь у меня, например, не один сын – а целых три. И каждый из них хорош на своем месте.

«Ты именно тот сын, который нужен нам». Это помогает ребенку чувствовать свою ценность, свою «хорошесть». Особенно рекомендую фразу тем, кто постоянно своего ребенка сравнивает с другими – не в его пользу.

«Тебе не нужно ничего для меня делать, я люблю тебя за то, что ты есть». Многие возмутятся. Но фраза не о том, что ты можешь не мыть посуду. А скорее о том, что ради меня ты не должен нести родовые динамики.

«Я очень рада, что ты есть». Особенно помогает тем, для кого ребенок был не очень желанным.

«Я рада, что ты мальчик». Если вы, например, хотели девочку и долго не могли принять пол своего ребенка.

«Мы с папой тебя очень любим, ты наш сын» — ключевое слово здесь «наш». Помогает, если у вас есть тенденция детей перетягивать, втягивать и делить.

«Ты такой же как твой папа», «Твой папа – самый лучший папа для тебя», «Я разрешаю тебе любить папу и брать от него» — если у вас с отцом ребенка конфликт, если он не растит малыша или вы в ссоре. Но даже для тех родителей, которые вместе, фраза бывает полезной. Если мама не принимает папу и не дает ему активно заниматься ребенком.

«Мне очень жаль». Фраза подходит, если в течение дня вы поругались, не было понимания, наказывали, срывались. Не стоит умолять о прощении – это нарушает иерархию. А вот извиниться – и сказать, что вам очень жаль, стоит.

«Я горжусь тобой». Особенно помогает, когда вы пытаетесь из ребенка сделать того, кем он не является – и кем возможно, никогда не будет. Помогает и для тех детей, которые очень отличаются от других – особых, например.

«Я люблю тебя». Три волшебных слова от всего. Если в них вложено это чувство. То есть если вы произносите не машинально какие-то слоги и буквы, а со всем сердцем выдыхаете признание в любви.

Как выбрать фразы?

Можно и нужно пробовать разные. И вы поймете, какие для вас и ребенка сейчас важны и нужны. Например, по себе замечаю, что после той фразы, которая очень важна сегодня именно для меня, происходит – сам по себе – глубокий выдох. Что-то расслабляется внутри.
То же самое с ребенком. Когда ему важно что-то сейчас услышать, например, о том, что вы им гордитесь, он выдыхает и расслабляется. Просто понаблюдайте. Иногда такие знаки не сразу заметны, иногда они не такие яркие. Но критерий обычно один – некое расслабление.

На произнесение волшебных фраз нужно настроиться. Нельзя, как я уже говорила, делать это механически. Важно подойти к процессу с душой, а не на бегу. Мол, сейчас три минуты повторю по бумажке, и все станет хорошо. Самая сложная работа происходит внутри. Чтобы слова были магическими, их этой магией нужно заряжать. А заряд, нужный нашим детям, находится в нашем сердце.

Иногда для того, чтобы сказать такие простые слова, нужно сначала сказать нечто похожее своим родителям (в сердце). Я знаю девочек, которые во время первых сеансов рыдали над спящим малышом. От своей собственной детской боли. Но магия потому и магия, что она лечит. В том числе и наши, материнские, сердца.

Сеанс не должен быть долгим. Это всего лишь три-пять минут. Но очень эмоционально насыщенные пять минут. Важно делать это регулярно и по чуть-чуть. Маленькими шагами. А не пытаться один раз за неделю нашептать три часа любви. Мы же едим каждый день по нескольку раз, а не делаем это только в воскресенье, верно?

И кроме того, не забывайте говорить такие фразы и днем, между делом, безо всякого повода. Обнимать их просто так, если проходили мимо. Чмокнуть затылок, который сидит рядышком. Это то, что дети запомнят на всю жизнь. И скорее всего, именно это они и будут вспоминать.

Нельзя недооценивать силу слов матери. Для того, чтобы признать это, вспомните, какие слова вашей мамы вы помните и сейчас, спустя тридцать, сорок лет. И какие из них были для вас важными.
Эта магия доступна вам всегда, не стоит денег, для этого не нужно ничего особенного. Просто дождаться, когда ваш малыш будет сладко сопеть – и прошептать ему что-то важное на ушко.
«Я люблю тебя. Я горжусь тобой. Ты самый лучший сын для нас с папой»

Что может быть проще и волшебнее, чем такие слова, сказанные сердцем любящей матери?

Автор — Ольга Валяева... интересно, может сейчас хоть дойдет до человека..

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
meloch_tierarzt
May. 6th, 2016 08:59 pm (UTC)
И хотя не приручать к рукам - проораться - воспитывать характер с пеленок и проч.это лютый пиздец - валяевщина это тоже лютый пиздец, но наоборот.
Не конкретно статья, а вообще все другое прочее.
И нет, до человека не дойдёт. Это ломка основ, это к хорошему психотерапевту надо.
( 1 comment — Leave a comment )